Главная » 2015 » Май » 23 » ВСЕМ СМЕРТЯМ НАЗЛО…
23:02
ВСЕМ СМЕРТЯМ НАЗЛО…
Говорить  и помнить о войне нужно всегда, а не только в дни праздников. Тем более, что этот год – юбилейный, 70-й год Великой Победы.
Сегодняшнее наше интервью – с Антониной Ивановной КРАСНЯНСКОЙ-АТАШЕНКО, которой в военные годы выпала тяжелая судьба – шестнадцатилетней девчушкой ей было суждено покинуть просторы родной Украины и несколько лет  провести в стане врага, в фашистской Германии.
– Антонина Ивановна, расскажите, где вас застала война…
– Родилась я в Полтавской (Харьковской) области в селе Петровка. Мать работала учителем, а отец – красный партизан, участник первой конной Буденновской армии. Позже мы переехали в Белополье. Я закончила девять классов,  и началась война. Мама к тому времени уже работала директором школы. Практически сразу началась оккупация. Фашистские войска очень быстро захватили территорию Украины. В начале войны, в 1941 году отец переехал в другой город, хотел взять меня с собой, но я не хотела бросать мать и брата. Маме предложили – сажайте детей на открытую платформу и отправляйте, а вы ехать не имеете права, вы директор школы. Так мы и остались жить в оккупированном немцами городе. В августе 42-го меня отправили в Германию, на работы.
– Какая ситуация была в оккупированном Белополье?
– По-разному было. До оккупации не было ни немцев, ни советских войск, но летали и бомбили постоянно. Я гуляла, слышу свист и рядом было большое дерево, я пригнулась и тут же осколок угодил прямо в дерево. А если бы в тот момент не нагнулась,  как раз в лоб получила бы.
Был у нас в школе учитель-еврей, он знал много языков и преподавал французский. Уже при оккупации он меня встретил на улице и сказал, что немцы сказали ему собрать самые необходимые вещи и явиться в комендатуру. Тогда я его видела в последний раз. Еще помню, мы жили в центре, недалеко от базара и на базарной площади болтался повешенный мужчина. Это я помню до сих пор. А на нашей улице жил бывший белый офицер, он был лишен всяких прав, у него была большая семья, четверо детей, а жена работала в школе учителем. Мы жили не бедно, у нас была и корова, и куры, и гуси. И мама часто носила им молоко для детей.
А когда пришли немцы, он стал работать в комендатуре, помогал отправлять на работы в Германию, мог прийти в любой дом и забрать то, что он хочет. Так он у нас в доме забрал патефон. Помню, он стоит у нас дома в прихожей и говорит – был бы дома твой отец,  я бы его вот тут и повесил. При оккупации были разные люди -  как немцы, так и свои… 
– Как и кто определял,  кому следует ехать на работы в Германию? Как дальше сложилась ваша судьба?
Всех детей вызвали в комендатуру, провели медицинский осмотр и тех, кто был годен,  записали для отправки в Германию. Особенно – комсомольцев…   Был врач по фамилии Щербак, который знакомым писал, что они по болезни ехать не могут. Как его за такие справки в то время не расстреляли, не знаю. Мне такую справку он тоже выписал, но был такой врач железнодорожной больницы Булат, который все эти диагнозы перечеркнул и написал свой «диагноз»: «Годен!»  Нас всех, годных,  погрузили в эшелоны и отправили на работы во вражескую Германию. Вот так я надолго  рассталась со своими родными – с мамой и с братом.
– Что вам пришлось пережить в Германии, какие работы приходилось выполнять?
– Все делали, что прикажут. Вначале нас привезли в промышленный город Эссен, поселили в большом здании, спали мы на двухъярусных кроватях. Там со мной произошел случай, который врезался в память – ко мне подошла женщина и говорит: - Давайте с вами поменяемся спальным местом. Я отвечаю – Давайте! Ночью при артобстреле английской армией  в то место, где я первоначально должна была спать, попала бомба.
Каждый день, утром, нас строем водили работать на заводы Эссена. Туда шли голодные и обратно голодные, жили в бараках. Немцы были тоже разные, некоторые отдавали нам свои бутерброды, которые брали на обед, зная, как мы питаемся. Англичане бомбили каждый день и каждую ночь. Рядом с заводом был забор, а в нем дыра. За забором была стройка, строили канализацию и там были большие трубы, в которые мы прятались во время бомбежек. Один раз шла с работы, только зашла в коридор и рядом недалеко от меня упала бомба, а мне досталась только царапина. Всем смертям назло я выжила. Помню, как заболела, лежала в госпитале. Лечения не было никакого, но молодой организм  сам поборол инфекцию. После этого собирали эшелоны для отправки домой,  и я тоже попала в эти ряды. Но начались другие события –  битва за Сталинград –  и нас снова,  больных и здоровых,  начали распределять на работы. Нас всех распределили по разным местам.
– Ваша мама и брат остались в оккупированной Украине. Как складывалась их жизнь?
– Да, они остались. У них отобрали корову, мама купила козу, еле-еле удалось ее отстоять и оставить в хозяйстве. Когда я вернулась домой, дома уже был и отец, он служил под Сталинградом связным. После Победы брат тоже закончил школу и поступил в железнодорожный институт.
– Где вы встретили День Победы?
– То, что наступила Победа,  я узнала, только через некоторое время. Нас перестали забирать на работу, каждый из нас кто куда хотел, туда и шел. Помню, мы шли по полям, по дорогам, останавливались на ночлег или передохнуть в пустых брошенных домах. Я уже сейчас не помню, как нас всех собрали. Это было в Бернау, под Берлином. Там был специальный лагерь, куда советские войска собирали всех тех, кто был привезен в Германию на работы. Когда меня отправляли на родину, я добралась вначале до Харькова. В Харькове жил мой дедушка, я попросила его дать телеграмму маме, что он к ней едет. Так я вернулась домой. В течение полугода мне не выдавали документов. Я же ведь из Германии, враг народа… Потом все выдали и осенью я снова пошла в школу, в 10-й класс.
– А как сложилась ваша судьба после войны?
– Того врача Булата, благодаря которому меня отправили в Германию и заведующую дома учителя Шаповалову, которая кричала: «Они комсомольско настроенная молодежь!», судили, это было еще до моего приезда домой. Маме вернули корову. Врачу дали или 10, или 15 лет, а когда я уже работала в Карсаве,  ко мне приходили и спрашивали – не против ли я, что этот врач снова вернется в Белополье.
Я закончила десятый класс на одни пятерки. Из-за того, что я была в Германии, меня представили не к золотой медали, а к серебряной, правда мне ее так и не вручили. Поехала в Харьков поступать в институт, там большой набор и страшная конкуренция – 13 человек на место. Это был Харьковский медицинский стоматологический институт. Демобилизованных брали без конкурса и без экзаменов.
После окончания института мне предложили должность заведующей здравотделом в одной из областей, западнее Киева. Я от должности отказалась, вакантных мест в Харькове не было,  и мне пришлось вернуться домой. Работала я в Штеповском районе, Сумской области, в разбитом районе, принимала санэпидемстанцию. Приходилось ездить  на лошади. Позже вернулась домой, в Белополье. Там тоже работала санэпидемиологом, а это ответственность, должность контролируемая, с выговорами, с наказаниями, со штрафами. И тут началось –  она же из Германии… Складывалось ощущение, что я сама села и поехала в Германию к фрицам, а не меня запихнули в вагон и насильно отправили. Началось чуть ли не преследование, осуждение. Я там выросла, закончила школу –  понятное дело, что многие меня знали,  и работать в таких условиях не представлялось возможным. Я стала искать новую работу, ведь положенное время после института я отработала. К этому времени у меня уже была семья, мой муж – тоже  фронтовик,  участвовал во взятии Берлина, после войны работал заведующим здравпунктом.
Шел 1958 год. Я написала письмо в Министерство,  и вскоре мне пришел вызов из Латвии, из Риги, что в Карсаву требуется именно такой специалист. Так я стала жить и работать здесь,  в Латвии.  К августу заканчивалось строительство жилого дома, мне дали трехкомнатную квартиру. В Карсаву я переехала с мамой, а когда Карсавский район ликвидировали,  в 1962 году я попала в Резекне, где была санитарным врачом.  Всего  отработала почти 50 лет, для точности  –  без двух недель пятьдесят…
Спасибо вам, Антонина Ивановна, за эту беседу, долгих вам лет и здоровья! С праздником Великой Победы! О ней никогда не поздно вспоминать….

Игорь БОГДАНОВИЧ
Фото Эдуарда УТАНА
Категория: Публикация | Просмотров: 722 | Добавил: Bogdanovich
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:

Среда, 02.12.2020