Главная » 2012 » Март » 26 » Палата детоксикации, Baby Box и другие новшества Резекненской больницы
18:01
Палата детоксикации, Baby Box и другие новшества Резекненской больницы

Резекненская больница работает как многопрофильный стационар неотложной медицинской помощи, основная работа которой направлена на интенсивное лечение сложных случаев заболеваний, и обслуживает жителей Резекне и Резекненского края, а также жителей соседних городов. Оказывается качественная медицинская помощь по двадцати профилям. Медицинское учреждение оснащено современной диагностической и лечебной аппаратурой.

С приходом новой власти, а именно члена правления госпожи Гаваре-Карповой, в Резекненской больнице произошли существенные изменения. В больнице ввели бахилы, установили аппараты по продаже кофе, чая, других напитков и сладких шоколадных батончиков. Реконструированы отделения терапии и реанимации. В больнице сейчас лежать просто благодать, почти как в развитых странах Европы.

На основании информации, предоставленной ООО «Резекнес слимница», за последние девять месяцев «бесплатные» услуги детоксикации в целом предоставлены 843 лицам (в том числе 309 жителям Резекне, 237 жителям Резекненского края, 49 жителям Вилянского края и 149 жителям Лудзенского края). На базе наркологического отделения больницы было решено осуществлять услуги вытрезвителя. Для этой цели из основного бюджета на непредвиденные случаи выделено 12 240 латов (без НДС). Договор заключен до 31-го декабря этого года. 22 марта официально открылась палата детоксикации (вытрезвитель). (Детоксикация – разрушение и обезвреживание различных токсических веществ химическими, физическими или биологическими методами. – Прим. автора).

Мне удалось встретиться с членом правления Резекненской больницы госпожой Дианой Гаваре-Карповой и исполнительным директором по врачебным вопросам госпожой Еленой Цивако, чтобы узнать о нововведениях больницы реально существующих и грядущих.

Игорь Богданович (далее И.Б.):/em> Как мне стало известно, палата детоксикации в стенах Резекненской больницы создана благодаря проекту. Расскажите коротко о самом проекте.

Елена Цивако (далее Е.Ц.): Детоксикация – это метод, который позволяет удалить из организма любого рода токсины. Если к нам пациент поступает с интоксикацией, то это относится к неотложной помощи и проводится детоксикация. Она всегда была, есть и будет в больницах Латвийского государства и в больницах любого уровня, где существует эта программа. Так что ничего нового, если мы говорим о детоксикации, в Резекненской больнице не происходит.    

И.Б. Где именно будут располагаться помещения, в которые поместят сильно нетрезвых людей, к примеру, поднятых и привезённых с улицы?

Е.Ц. Любой человек, поступающий в Резекненскую больницу, поступает в отделение неотложной помощи (приёмный покой – прим. автора), вначале его исследуют, определяют степень тяжести его общего состояния. Если мы говорим о пациенте, у которого только алкогольное опьянение, и нет никаких других повреждений органов, то таким пациентом будет заниматься врач-нарколог, и будет решать, что данному человеку, в данной ситуации необходимо.

И.Б. Сколько составит разовая плата за пребывание в палате детоксикации?

Е.Ц. Поскольку неотложная помощь в государстве оплачивается государством, то в данном случае пациент платит только пациентский взнос.

И.Б. Кто будет оплачивать услуги, если человек, к примеру, малообеспеченный или безработный?

Диана Гаваре-Карпова (Далее Д.Г.-К.):
Услуги медицинского обслуживания оплачиваются согласно законодательству ЛР. Если он необеспеченный или малообеспеченный, согласно правилам Кабинета Министров 1046. за него платит государство.

И.Б. Есть ли для посетителей данной палаты туалет, душ, соответствующие оборудование, решётки на окнах?

Е.Ц. Палата детоксикации, повторяю ещё раз, это палата неотложной помощи.

Д.Г.-К. Полностью всё, из того, что вы перечислили, имеется, т.к. в противоположном случае нам бы государство не смогло оплачивать услуги. Существуют определённые требования к помещениям такого рода, утверждённые Латвийским государством. У нас есть соответствующий сертификат, и мы имеем право на оказание неотложной помощи.    

К сожалению, на окнах наркологического отделения, которое располагается на втором этаже корпуса инфекционного отделения, мне почему-то так и не удалось разглядеть решётки. Возможно, они тщательно замаскированы от нежелательных глаз или же всё гораздо проще, как в сказке Андерсена «Новое платье короля» – А король-то голый!

И.Б. Будет ли в палате детоксикации дежурить работник полиции или с буйными пациентами придётся справляться медперсоналу?

Е.Ц. Охранник доступен уже и сейчас, для любого отделения и для любого пациента. Состояние повышенной активности, возникает не только при интоксикации алкоголем, но также и при септической интоксикации, и т.д., и т.п.

Д.Г.-К. В том числе и в палатах детоксикации это услуга будет оказываться, если на это есть необходимость. Если пациент находится в неадекватном состоянии, мы привлекаем охранников.

И.Б. На сколько мест рассчитана палата детоксикации и сколько времени в ней будет находиться лицо в состоянии алкогольного опьянения, под действием наркотических и психотропных веществ?

Е.Ц. Пациент находится у нас до того периода пока он не будет выведен из этого состояния.

Интересная получается ситуация, пока не будет выведен, а денюжки-то капают. Больнице это, конечно же, выгодно, а вот пациенту думаю не очень, уж тем более, если он не безработный и не малообеспеченный. Просто геноцид какой-то… Возможно, человеку комфортно находится, к примеру, подшофе или обкурившись травки?! 

И.Б. Разумно ли пациентов в нетрезвом виде принимать, где и всех остальных – в приёмном покое?

Е.Ц. Поскольку пациент в нетрезвом виде, в состоянии алкогольной интоксикации, это может оказывать негативное влияние на все органы организма, поэтому изначально он находится в приёмном отделении, которое называется отделение неотложной помощи, где сначала пациента исследуют, определяют степень тяжести, а далее он поступает в наркологическое отделение, где им занимается нарколог. Если у пациента есть сопутствующее заболевание или алкогольное опьянение вызвало повреждение других систем органов, с таким пациентом занимаются мультипрофессиональная бригада врачей.   

И.Б. Кто будет финансировать деятельность данной палаты, поскольку средства на это ни Европа, ни Минздрав ЛР не выделяет?

Е.Ц. К сожалению, ваш вопрос некорректен. Неотложная медицинская помощь оплачивается государством. 

И.Б. В какую сумму больнице и городу обойдётся содержание персонала, а именно – руководителя палаты, нарколога (0,25 ставки), старшей медсестры, шести медсестёр и пяти помощников медсестёр?

Е.Ц. Ваши сведения неверны. Поскольку, детоксикацию проводит не нарколог, и эта служба содержится не в таком объёме персонала.  

И.Б. Хватит ли 12 тысячи латов, выделенных самоуправлением, до конца 2012 года или средства будут поступать откуда-то ещё?

Е.Ц. На эти вопросы мы ответили уже ранее.  

Банальная, старая история, журналисты у нас всегда не правы, что-то где-то услышали и уже раздули из мухи слона, но, увы, не в этот раз. Значит и я, и господин Язеп Корсак не правы? С одним лишь могу согласиться, что сумма без НДС составляет 12 240 латов и вместо нарколога на четверть ставки будет 3,5 нарколога, непонятное количество наркологов, т.е. три с половиной человека,  и ещё охранник. И все расходы по содержанию персонала, как указывает в своём открытом письме доктор Корсак, всего лишь 17 латов в день. Бред, не правда ли, но только не для руководства Резекненской больницы. Проще сказать – «Ваши сведения не верны!»

И.Б. Насколько мне стало известно, Резекненская больница планирует строить воздушный коридор-галерею, соединяющую корпус инфекционных заболеваний, где сейчас размещается и отделение наркологии, с основным корпусом больницы. Каковы, в среднем, затраты на осуществление этого проекта и кто будет его финансировать?

Д.Г.-К. Финансирование этого проекта осуществляется Еврофондом и проект называется «Обеспечение передвижения», это обязательное требование КМ № 60.

Е.Ц. В связи с этими требованиями, чтобы больница соответствовала требованиям, был написан данный проект, это, то самое требование, которое относится к подъездам и тротуарам, чтобы любой человек, в том числе и с ограниченными способностями, к примеру, на инвалидном кресле, мог бы попасть в помещение. Пациенты должны перемещаться не по улице, под снегом и дождём, они должны перемещаться из одного корпуса в другой по закрытой территории. Надеюсь, вы со мною согласны?  

И.Б. Не секрет, что корпус больницы, где расположены инфекционное и наркологическое отделения, записан в список архитектурных памятников. Не придётся ли потом разрушать созданное, как теперь в ситуации со светофорами у памятника «Едины для Латвии»?

Е.Ц. Для того, чтобы осуществить такой строительный проект необходимо согласование со строительным бюро, вы можете туда обратиться и узнать имеется ли у Резекненской больницы разрешение.

Д.Г.-К. И не один строительный процесс не произойдёт, если эти требования не соблюдены. Мы идём легальным и согласованным путём.

Моё мнение, при монтаже светофоров у памятника «Едины для Латвии» это разрешение тоже было, но не прошло и полгода и вот результат на лицо. Шесть светофоров было демонтировано.

И.Б. В Резекненской больнице планируют открыть Baby Box, вы считаете, что данная услуга будет востребована в Резекне?

Е.Ц. Так считаем не мы, а государство. Государство считает, что такая услуга должна быть.

И.Б. С открытием Babybox появятся новые рабочие места или персонал для этого отделения будет переведён из других отделений?

Е.Ц.  Это не отделение, это, то место, где можно оставить ребёнка, чтобы он не был выкинут в мусорный контейнер. В прошлом году СМИ писали о том, что детей находят в контейнерах. Это возможность отдать ребёнка, чтобы он затем попал в хорошие руки.

Д.Г.-К. Между прочим, в прошлом году из тринадцати латвийских детей, оставленных в Baby Box, двенадцать из них нашли свои новые семьи. Я думаю, что это очень хороший показатель. Это говорит о том, что в стране, где такая низкая рождаемость – каждый ребёнок на вес золота! Если эта программа работает и эти детишки находят семьи, думаю, стоит бороться и создавать такие Baby Box’ы. И ко всему  прочему за этот Baby Box готова платить Европа.

И.Б. Резекненская больница также планирует реконструкцию отделения патологической анатомии (морг), когда именно начнутся эти работы?

Е.Ц. Они уже идут, составляется проектная документация.

И.Б. Какое количество средств запланировано на эту реконструкцию и кто их выделит?

Е.Ц. Все средства на реконструкцию выделяет Евросоюз. Это всё то, что вы назвали, в том числе и Baby Box, это запланировано в проекте ERAF с 2007 года и вот сейчас постепенно реализуется.   

И.Б. По информации из достоверных источников, сейчас в Резекненском морге для переработки биологических отходов установлено новое оборудование, стоимостью около 65 тысяч латов. Каков принцип работы данной установки и какие именно биологические отходы будет уничтожать Резекненская больница?

Е.Ц. Это все те биологические отходы, которые появляются в процессе лечения. Биологические отходы существуют не только в Резекненской больнице, это не пластмасса, не бинты, не гвозди, не древесина, эта система уничтожает биологические ткани. Принцип работы – химическое уничтожение. 

Оборудование по уничтожению биологических (анатомических) отходов данного образца установлено лишь в двух Латвийских моргах – в Вентспилсе и вот теперь в Резекне. Данное оборудование за один раз может уничтожить с помощью высокой температуры и химических веществ отходы за 15 (!) часов и весом не более 13 кг. Только биологический материал.

И.Б. Шестьдесят пять тысяч латов не маленькая сумма. Скажите, кто финансировал приобретение и установку данного оборудования?

Д.Г.-К. Это проект, который финансировался со средств Евросоюза, проект в котором финансово Резекненская больница не участвовала. Все финансовые обязательства взял на себя «Фонд инвестирования среды», мы только были учреждением, где этот проект реализовали.  

И.Б. Не было ли рентабельным установить новую, соответствующую стандартам ЕС, печь крематория, для уничтожения этих же отходов. Установить вентиляцию, воздушные фильтры, защищающие окружающую среду от продуктов сгорания?

Д.Г.-К. Резекненская больница финансово в этом проекте участия не принимала.

Е.Ц. Почему вы считаете, что данная система уничтожения, которая также предоставляется Европой, хуже, чем печь крематория? Есть два способа уничтожения биологической ткани – это сжигание и химическое разложение. Причём химическое разложение происходит веществами, не загрязняющими окружающую среду. Это главная задача государства борьбы со свалками.  

Д.Г.-К. Идея этого проекта обеспечить как можно меньшее загрязнение окружающей среды. При использовании данной установки, загрязнение окружающей среды практически равно нулю.

И.Б. В процессе реконструкции патологоанатомического отделения будут ли заменены на новые секционные столы (столы для вскрытия), медицинские инструменты, подсобное оборудование, в том числе и каталки для перевозки покойников, ведь сейчас, до сих пор пользуются всем тем, что произведено ещё в СССР?

Д.Г.-К. Да, это всё предусмотрено, в зависимости от того какие суммы будут у нас на эти мероприятия.

Е.Ц.  В основном это патоморфологическое отделение, поскольку там проводятся гистологические 
исследования, в первую очередь мы собираемся заменить оборудование, которое улучшит качество этих исследований для постановки диагноза. Основная задача больницы это поставить пациенту правильный диагноз и правильно составить план лечения. Поэтому первым шагом будет замена оборудования и только потом уже всё остальное. В любом проекте ERAF только 25 процентов финансирования выделяется на замену оборудования. В зависимости от того сколько будут стоить микроскопы, мы будем рассчитывать остальное, в последнюю очередь к реконструкции относятся
подсобные помещения.

И.Б. Куда именно будет перенесён морг, вместе с его обитателями (трупами), на время реконструкции и как долго она продлится?

Е.Ц. Этот вопрос решается. Пока на данном процессе согласуется сам проект.

И.Б. И напоследок, неприятный вопрос, но всё-таки – вы не будете сожалеть, что все ваши старания оказались тщетными, если вдруг Резекненскую больницу захотят ликвидировать, как и Лудзенскую, в которую были вложены немалые средства, а именно 25 млн. латов?

Д.Г.-К. Хочу заметить, что в этом году количество пациентов увеличился на четыре тысячи (!) Мы делаем всё, чтобы Министерство здравоохранения увеличивало объём нашей работы. Четыре тысячи пациентов это очень неплохо, к тому же все они оплачены государством.  

Вот такая беседа состоялась у меня с руководством Резекненской больницы Дианой Гаваре-Карповой и Еленой Цивако. Как говорят – «Поживём, увидим!» Действительно ли всё будет так хорошо и как  по маслу. Понятное дело, что данный материал и выводы, сделанные мною, их вряд ли развеселят. Но такова жизнь тот, кто на стороне народа, враг для власти. Вам же, дорогие читатели, хочу пожелать здоровья и ещё раз здоровья!

P.S. Приношу свои искренние извинения исполнительному директору по врачебным вопросам больницы города Резекне Елене ЦИВАКО, в связи с неправильным написанием её фамилии.

 

Игорь БОГДАНОВИЧ
publika.lv

 

Категория: Публикация | Просмотров: 1036 | Добавил: Bogdanovich
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:

Среда, 23.09.2020