*  *  *
Надоели мне шаблоны и клише,
Правила, задачи, распорядки;
Орфография хоть мне и по душе,
Но порою надо делать опечатки...
Август 2015
 
                *  *  *
Я люблю тебя, солнце моё;
Ты не можешь представить насколько.
И фигура твоя, и лицо –
Моей жизни вдруг стало долькой.
Тридцать лет – ну и что...
Просто возраст почтенный и только,
Пусть осудят меня. Как и кто?..
Я люблю и не плачу нисколько.
 
Ты мила мне, как осень ранняя,
Как туманный закат в ноябре,
Пусть привязанность эта и странная,
Объяснять мне, увы, не тебе.
Твоя поступь, походка статная,
Нежный голос и чернь волос...
Получилась любовь нестандартная,
Ну и пусть... Это ведь не вопрос!
Август 2015
      *  *  *
Ты меня, прошу, не ревнуй,
Ты сама понимаешь – глупо,
Я не Жан Батист, не Гренуй,
Эликсир любви – это тупо…
Я любил сто красавиц, быть может,
А, возможно, и больше любил,
А теперь моё сердце гложет
Только та, для которой я мил…
                                       Сентябрь 2015
 
              ВИЗАВИ…
Не осуждай за то, что не пишу...
За тихие слова, за скромность мысли,
За то, что с грустью тихо я молчу,
За месяцы, недели, дни и числа,
За суету и недописанные письма,
За слово каждое, что утаил в устах,
За то, что не сказал, что ты любима,
За шаг, за жест, за позу, за размах,
За всё прошу, лишь скромное – прости,
Прости за каждый миг любви,
За каждый день, за каждое "Прости!",
За счастье, за возможность визави...
                                           Октябрь 2015
 
Марии Шершнёвой…
 
               *  *  *
Вы нас покинули в Покров,
Быть может, Богородица явилась?..
Вы — прозы и стихов, поэтов кров,
На кой сия беда случилась?!
Как много было планов впереди —
Поездки, встречи, юбилей!..
О, Боже! Господи, прости!
Зачем Ты забираешь у людей
Всех самых ценных, нужных и любимых?
На кой ты косишь с раннего утра;
И молодых, и терпеливых,
Всех тех, кто был ещё вчера?..
И Вы, Мария, были с нами,
Вчера, сегодня… будете вовек…
Глаза сомкнулись… 
Робкими устами
Мы произносим — умер Человек!
                                      Октябрь 2015
 
                    *  *  *
Мне сегодня непогодится в душе,
Словно чем-то я немного опечален,
Я влюблён сейчас. Давно или уже
Ласкою твоей и словом ранен?
Снова ветер раздувает мысли,
Вновь сердечко жалобно, не в такт
Отбивает дни, часы и числа,
Подтверждая сей любовный факт!..
                                             Октябрь 2015
 
Евгению Шешолину…
 
                        *  *  *
Ты мне знаком, но лишь стихами…
Ракушкой с илом для сестры,
Фарси-узорами, безвестными трудами,
В которых спорят псковские ветры...
И солнечное лето из Краславы,
И резекненский замок у реки,
И письма, что писались маме...
Как годы тяжки, далеки…
                                  Февраль 2016 
 
                           *  *  *
В круговороте чувств – улыбка первоцвета,
И взмахи крыльев нашей местной утки...
Нет зимней строчки для печального сонета.
Идут дожди. Вторые, третьи сутки...
На улице прекрасная погода –
Сиянье солнца, дождь и радуги дуга!
А мне так хочется и снега, и мороза...
Зима придет? Скажите мне, когда?
                                            Февраль 2016
 
                   *  *  *
Души моей осенние мотивы
Играют скрипки уж который год,
Мне неприятны жаркие Мальдивы
И от Аляски холода не прёт;
 
Мне так приятен запах от покоса
И вкус парного с пенкой молока,
Когда в душе зима, весна и осень
И журавлиный окрик свысока…
                                    Апрель 2015
                       
                     *  *  *
Шуршит листвою мой извечный путь,
Где слаще солнца греет месяц;
На сенокосе бабочку спугнуть,
Под радугою утро встретить,
Заслушаться гадалкою кукушкой
И трелью, пеньем соловья,
Побыть наедине с подружкой;
Где я и ты, и наши все друзья.
                                    Апрель 2015
 
ТАЙНА ТЁМНОЙ КОМНАТЫ
 
     Она уже точно, казалось, и не помнит, когда они встретились впервые, да и он тоже делал вид, что не помнит. Они вдвоём не понимали с чего началось их непонимание и вражда, хотя она знала, но всеми силами пыталась сохранить от него эту тайну.
     Он появлялся каждый день в определённое время, но она, не смотря ни на что, избегала с ним встреч. Не хотела видеть его лучистую улыбку, его играющую натуру, его нежную любовь и ласку, она ничего этого не хотела. А он всё равно появлялся пред нею и старался ей угодить, но, его надежды и усилия были тщетны.
     Она всем своим видом показывала, что не хочет его видеть, не хочет его, не хочет, быть может, этих благих намерений и этой открытой любви. Спустя какое-то время она перестала воспринимать его всерьёз и лишь изредка злилась на саму себя, что когда-то позволила себе познакомиться с ним и завести какие-то отношения, которые никогда не будут иметь ни смысла, ни продолжения. Она-то и знала его всего ничего, если можно так выразиться – более-менее.
     Она не хотела от него ничего, ровным счётом ничего, она избегала его внимания и назойливости.
     Он понимал, возможно, где-то в глубине души, что они никогда даже не подружатся, но всё равно был настойчив и назойлив. Ему почему-то так хотелось с ней завести дружбу, которая, быть может, когда-нибудь переросла бы в любовь. Когда случалось не видеть её хотя бы день, для него это было мукой, сильным моральным и душевным потрясением, переживанием – когда же я тебя снова увижу?
     Когда шёл дождь, ему становилось ещё грустнее и от этого его чувства к ней усиливались, но она не хотела этого понимать. Он страдал, но продолжал её любить. И пусть эта любовь и не была взаимной, он всё равно на что-то надеялся. Хоть на маленький ответный жест с её стороны.
     Ей надоела уже такая жизнь и постоянное внимание с его стороны, она как могла, старалась избегать встреч с ним, а он каждый раз находил предлог, чтобы хоть на самую малость коснуться её, потревожить своим вниманием.
     Ему тоже уже порядком надоело её безразличие и повод каждый раз спрятаться от него, не ответить на его жгучий призыв.
 
*  *  *
     – Рыжик, солнышко, зачем ты так со мною поступаешь? Неужели ты не понимаешь, что я всего этого не хочу…
     – Я понимаю, но мне так удобней и комфортней быть с тобою.
     – Ты помнишь, как мы познакомились?
     – Да, наверное. Это был солнечный день, ведь ты помнишь?
     – Конечно же, разве я могу это забыть?!
 
*  *  *
     Быть может, именно такой разговор мог бы произойти между ними, но они молчали, каждый из них думал лишь о своём.
     Он о том, что когда-нибудь она ответит ему взаимностью и предложит хотя бы дружбу.
     Она же – скорей бы он её оставил в покое.
 
*  *  *
     Они действительно познакомились в тёплый и солнечный весенний день, когда тяжёлые и массивные бархатные шторы пурпурного цвета, занавешивающие маленькое оконце комнаты с чёрными стенами, чуть приоткрылись из-за дуновения весеннего ветра и нежный всех любящий лучик солнца впорхнул в тёмную комнату.
     Он – маленький солнечный лучик навеки влюбился в эту необласканную солнечным светом комнату.
     Она – извечно тёмная комната была ослеплена его лучистой любовью, для неё было непривычно видеть столько внимания к своей персоне. Ей было уже так привычно оставаться такой тёмной и невзрачной.
     Он так хотел обласкать своим ярко-рыжим солнечным светом каждый уголок, каждую стеночку облизать язычком горячего света. Прикоснуться к этим холодным обоям и чуть-чуть согреть их своей любовью.
     Она же – тёмная комната, так привыкла к мраку и невзрачности, что она страшилась каждого его появления. И только в дождливые дни ей было особенно спокойно, ведь она знала, что он не придёт, не застанет её врасплох, не потревожит своей яркостью, не ослепит. Не станет вновь предлагать дружбу и навязывать свою светлую любовь.
     Ей так нравился мрак и это было её самой сокровенной тайной. Тайной, которой она не хотела ни с кем делиться, а тем более с ним, с ярким солнечным лучиком.
 

Четверг, 21.03.2019